Как я лечилась от кори в районной больнице – журналистка «Вестей» проверила на себе реформы украинской медицины

Уже 1 января в наступившем 2019 году в Украине от кори умер первый человек. Это был 2-летний малыш, прибывший в Житомирскую областную больницу из Бердичева. Врачи констатировали, что мальчик был привит вакциной КПК в возрасте 1 года, но это его не спасло.

В Минздраве подсчитали, что в прошлом году корью заболели свыше 54 тысяч человек. Скончались из них 16 человек – 12 детей и 4 взрослых. По стечению обстоятельств, в статистику заболевших попал и корреспондент «Вестей». И узнал на своей шкуре – как в Украине лечат эту опасную болезнь и почему от нее умирают люди.

«Скорая» не забирает, врач не придет

Первые признаки «простуды» я почувствовала еще в пятницу – ломота во всем теле, легкое першение в горле. Простуда – с кем не бывает? В ход пошел чай с малиной и таблетки от горла. А уже в субботу температура подскочила до 39, боль в горле усилилась, появился насморк и кашель.

В ход пошла «тяжелая артиллерия» — от парацетамола до нурофена экспресс форте стоимостью чуть более 100 гривен. Плюс таблетки от кашля и от боли в горле. Но температура упорно не хотела падать.

«Ты же вся белая, как стена!» — возмутилась в воскресение вечером соседка, зашедшая проведать меня больную. И убедила меня вызвать «скорую».

Пожилой седовласый доктор с усталыми глазами внимательно посмотрел в горло и сказал, что наблюдает там несколько «бляшек» — а значит, у меня начинается ангина.

«Сделаю Вам на ночь укол димедрола с анальгином, чтобы сбить температуру, а завтра с утра идите к своему семейному доктору. По новым правилам мы вас никуда забрать уже не можем. Реформа…», — развел руками доктор и всадил шприц в мягкое место.

Но ночью димедрол с анальгином не помог, температура не падала, а наоборот – повышалась. К тому же добавился кашель – настолько настойчивый, что к утру от него болели легкие, рёбра, мышцы, и вообще вся грудная клетка. Каждый приступ кашля начинался в легких и заканчивался по ощущениям где-то в голове.

Чиновники Минздрава рассказали, на что потратят бюджетные миллиарды в 2019

В понедельник утром пришлось звонить в амбулаторию. Там сообщили, что доктора на дом уже не ходят. Да и вообще – я еще не подписала контракт с семейным врачом. Да, я все затягивала подписание контракта и затянула до конца года и болезни.

Идти с температурой под 40 в амбулаторию и сидеть в трехкилометровой очереди к доктору не хотелось, да и бессонная от кашля ночь давала о себе знать. Поэтому пришлось на слово поверить врачу со «скорой» и заняться с удвоенной силой лечением ангины.

Арсенал медикаментов рос на глазах – в аптеку бегали соседи, кумовья, ребенок. Еще большим на кухонном столе оказался арсенал средств от кашля – АЦЦ, Асиброкс, Пульмобриз, Пектолван, Амброксол.

«Я тебе даже «Атму» купила. Целых 165 гривен отдала за маленькую бутылочку. Ух и лекарства от кашля нынче стоят», — заявила подруга, передавая через порог квартиры пакет с лекарствами. Все вокруг были уверены, что у меня то ли ангина, то ли грипп и предпочитали держаться на расстоянии.

Но ни кашель, ни температура не проходили. А я начала задумываться – уж не туберкулез ли у меня, раз ничего от кашля не помогает.

«Добирайтесь своим ходом»

В среду ко всем вышеперечисленным симптомам добавилась сыпь на груди и на животе. Пришлось собрать силы и идти в амбулаторию. Благо, очередь была относительно небольшая – передо мной всего несколько человек.

«Что-то мне Ваши легкие не нравятся. Возможно воспаление, которое не прослушивается, – сообщила молодая доктор, прослушав мою грудь и спину. – Да и сыпь странная. Выпишу-ка я вам направление в терапию. Идите домой, собирайте вещи, вызывайте «скорую» и езжайте в городскую больницу. Там Вам и снимок сделают, и инфекциониста вызовут, чтобы на вашу сыпь посмотрел».

Дома в старую спортивную сумку с небольшими передышками я сложила постельное белье, халат, ночную рубашку, домашние тапочки, тарелку, ложку, чашку, пару полотенец, средства личной гигиены. И, вооружившись еще и пакетом со всеми своими медпрепаратами, на «скорой» поехала в приемный покой городской больницы.

«Вот сейчас меня положат и я наконец-то усну», — наивно подумалось в старом холодном УАЗике. Но в приемном покое меня ждал сюрприз. Меня сразу же отправили в очередь делать снимок легких. Потом я ушла мучаться в другую очередь – к доктору, который должен расшифровать снимок. «Воспаления никакого нет», — вынесла вердикт доктор.

Со снимком пришлось возвращаться в приемный покой, откуда меня отправили в рядом стоящую поликлинику – в кабинет к инфекционисту, чтобы оценили мою сыпь. «У вас корь. 100%», — сообщила мне молодая врач-инфекционист и выдала какую-то бумажку. Как оказалось — направление в инфекционную больницу.

Пришлось возвращаться в приемное отделение больницы за своими вещами. А раз госпитализируют, значит потребуются деньги. Во пришлось отстоять еще одну очередь — к банкомату.

А в приемном отделении меня ждал сюрприз – везти в инфекционную больницу из обычной меня никто не собирался. Предложили вызвать такси и ехать своим ходом. С диагнозом «корь»…. Врач сам вызвал для меня такси, поскольку мой телефон разрядился.

Вирусы атакуют: ТОП-5 советов, как не заболеть в транспорте и офисе

Покой нам только снится

Это был день очередей и сюрпризов. Приехав по адресу, куда меня направили доктора, я выяснила, что инфекционная больница здесь уже пару лет, как не работает. Походив возле здания и позаглядывав в окна без штор мне, честно говоря, хотелось упасть вместе с сумкой под забором – пусть случайные прохожие вызовут «скорую» и пусть меня хоть куда-то уже заберут. Только бы полежать.

Но, как назло, в тупичке и прохожих не было. Пришлось тащиться на соседнюю улицу, хватать за рукав случайного прохожего и просить опять вызвать мне такси. Слава Богу, что диспетчер такси знала, куда перенесли взрослую инфекционную больницу и меня наконец-то привезли по правильному адресу.

Оформлявшая меня врач кивала головой, слушая, как я сквозь кашель пытаюсь сказать кто я, откуда, сколько мне лет и как давно у меня появилась сыпь. «Очень тяжелая!», — был заключительный вердикт. Меня провели в бокс, где я упала на кровать. Как оказалось, зря – потому что кашлять на советской кровати с панцирной сеткой, растянувшейся едва ли не до пола, оказалось крайне неудобно. Меня начали колоть и капать.

К вечеру кашель немного пошел на спад и температура тоже. Врач предупредила, что сыпь должна пойти по всему телу, а потом пойдет на спад – у меня обсыпало руки. Оставались еще ноги.

Зато я выпила две полуторалитровые бутылки негазированной воды и ни разу не сходила в туалет, что медсестер крайне озадачило. Но врач сообщила, что это нормально – вода ушла на разжижение крови. Теперь главное ходить в туалет – ведь от высокой температуры кал становится, как раскаленные камни и застывает наглухо. Вот от этих «раскаленных камней» надо избавляться.  

Жить можно

В боксе я оказалась не одна. По соседству оказалась чуть старшая женщина. Она меня и обрадовала тем, что мне еще повезло – сейчас мне вводят антибиотик Лораксон по 100 гривен за ампулу. Всего надо 2 ампулы в день. А вот тем, у кого корь с пневмонией приписывают дважды в день антибиотик уже по 500 гривен за ампулу. Ну как тут было не порадоваться? Впрочем к капельницам и антибиотикам мне прописали довольно внушительный список медпрепаратов.

«Если вкратце – то корь начинается изнутри. Обсыпает все – рот, горло, глаза, легкие и даже «там»…», — делилась своими познаниями моя соседка. Вот мне и пришлось приобрести целый арсенал лекарств: от свечей в задний проход до капель для глаз и полосканий для горла и полости рта.

А на утро второго дня сыпь пошла и по ногам. Ага, значит скоро пойдет на убыль. Оценить свою сыпь было крайне проблематично – зеркал в инфекционном боксе не имелось. Поэтому приходилось судить по животу и по ногам.

Так потекло время в инфекционной больнице. Нас с соседкой кололи, капали, мы принимали все необходимые препараты и строго выполняли распоряжение доктора – много пить, не мыться, а к больничному питанию разрешили добавить только кефир.

Если отбросить неудобную кровать, холодный санузел и абсолютно постные супы, в которых плавали только дешевые крупы и пару кусочков картофеля – жить можно было. К тому же медсестра по секрету нам призналась, что родственники могут принести галетного печенья и вареную куриную грудку – главное, чтобы продукты были неаллергенными. Постный суп с куриной грудкой и кефир с галетным печеньем сяк-так скрашивали скудный рацион.

С передачами тоже были сложности: их принимала, видимо, недовольная жизнью дама, которая наотрез отказывалась приносить нам в палаты больше двух бутылок воды на человека. Дескать, ей тяжело таскать воду в бутылках на второй этаж. А этой порции хватало как раз на день. Так что навещать своих больных родне приходилось ежедневно.

Реформа медицины: чего ждать украинцам в 2019 году

Через несколько дней мне позвонила женщина, представившись сотрудником СЭС – дескать, они ведут статистику, и была ли у меня прививка? Последняя прививка КПК у меня была еще в детстве. На том конец попросили выяснить номер партии вакцины, которой меня прививали в школе. Как это сделать я не представляла. К тому же очень хотелось ей рассказать, как я колесила пол дня по городу с диагнозом «корь». И лишь кашель меня остановил.

Когда выписали мою соседку, в одиночестве я не осталась. Больных корью в городе очень много и мне сразу же подселили новую соседку. «Вот, полюбуйся – это ты такой поступила», — сказала мне лечащий врач, который осматривал новую соседку в палате.

Зрелище было ужасающим – вся спина и грудь женщины были покрыты сыпью, но особенно удручало лицо. Пришлось учить «новенькую» здешним правилам – регулярно мерять температуру, записывать на отдельный листок количество выпитого и собственных отходов, регулярно по времени принимать лекарства. «Зато переболеем и больше не подцепим», — успокаивала себя моя новая соседка.

Но наша лечащий врач разочаровала ее сразу. Оказалось, что по ее собственным наблюдениям, после 1986 года и ветрянкой, и корью и другими инфекционными заболеваниями люди могут заболеть и по нескольку раз.

Выписали меня из больницы спустя 10 дней – с условием приходить на проверки и придерживаться диеты. А еще – не мыться в первый же день и не мыть голову. Но 10 дней без душа превратили волосы в один большой колтун, так что предписание доктора пришлось нарушить. А во время очередной плановой проверки, на которую я пришла на днях, я узнала, что с утра в нашем небольшом городке с корью поступило 19 больных.

Несмотря на то, что единственным способом защититься от кори можно только лишь привившись, на конец декабря в Украине было в наличии немногим больше 800 тысяч вакцин. Такой неутешительной статистикой располагает Минздрав. Главный приоритет – дети. Доктора настаивают прививаться. Но неужели тем, кто не имеет прививки, нужно тихо умереть дома из-за реформ и новшеств в медицине?

Ранее «Вести» сообщали о том, что в Украине новая вспышка кори — болезнь не щадит даже младенцев. Также мы писали, что украинцев могут перестать пускать за границу без прививок

Источник


Оставить ответ

Вы можете использовать эти HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>