Превышает полномочия, но ни за что не отвечает — как Порошенко переплюнул «диктаторские законы»

16 января украинцы отмечают пятую годовщину принятия так называемых “диктаторских законов”, принятых Верховной Радой в разгар Майдана и подписанных Виктором Януковичем на следующий день. Уже отмечалось, что, несмотря на их отмену, многие нормы тех законов были снова приняты уже при президенте Петре Порошенко. Однако нынешний глава государства на этом не остановился. За прошедшие годы он  не только выдрессировал административную вертикаль, но и укрепил свою власть, подчинив суды и приручив оппозицию. “Вести” разбирались, как президент Порошенко в парламентско-президентской республике фактически подчинил себе различные ветви власти и стал “ласковым диктатором”.

“Астановитесь” или как закалялась диктатурка

После принятия “диктаторских законов” в Партии регионов заявили, что нормы, ужесточающие законодательство, были ответом на события Евромайдана и действия его активистов. Принятие законов вызвало новый виток противостояния и возмущение общества. Спустя пять лет можно утверждать, что новая украинская власть не только в той или иной мере воплотила в жизнь диктаторские хотелки Януковича.

“Президент должен отвечать только за вопросы национальной безопасности, обороны и внешней политики. А он у нас отвечает за все направления, в том числе экономические. Он раздает указания парламенту — будет он подписывать бюджет или нет, если не будут учтены его пожелания, — считает политолог Кирилл Молчанов. —  Он реализовал свою модель, пусть не так явно, как Янукович. По сути он точечно узурпировал власть для переизбрания на второй срок”.

Действительно, власть Порошенко распространяется куда дальше его конституционных полномочий. В отличие от Виктора Федоровича, Петр Алексеевич действует в более мягкой, гибридной, но все же диктаторской манере. В парламентско-президентской республике, каковой является Украина, это выглядит вызывающе, хотя и коалиция, и оппозиция делают вид, что не замечают превышения президентом своих полномочий. Для того, чтобы узурпировать власть, президенту понадобилось всего лишь коррумпировать оппозицию, подчинить своим интересам судебную ветвь власти и расставить на ключевые посты нужных людей. За каждую кадровую позицию между партнерами по коалиции и Банковой идет торг на повышенных тонах.

Да здравствует наш суд — самый антикоррупционный суд в мире!

В 2017 году президент взялся осуществлять судебную реформу, которая должна была, по словам главы государства, урегулировать ситуацию с правосудием в стране на фоне огромного запроса общества на справедливость. В первую очередь, Петр Порошенко взялся за Конституционный суд, главная задача которого принимать решения о соответствии решений власти и законов Конституции. Законопроект авторства Банковой предусматривал такой порядок формирования состава КС, при котором 6 из 18 судей назначаются президентом, 6 — Верховной Радой, а еще 6 — Съездом судей Украины. Это означает, что глава государства получает контроль над Конституционным судом, так как, по мнению критиков закона, кандидаты от судейского сообщества лояльны президенту — в системе остались скомпрометировавшие себя судьи, ведь власти на них легко влиять. Учитывая контроль президента над парламентом, КС оказался в кармане у Порошенко. Депутат от Батькивщины Алена Шкрум заявила тогда о намерении президента “сделать ручным Конституционный суд”. Добавим, что ему это удалось, а послушное парламентское большинство с нарушением регламента приняло президентский закон — комитет по вопросам правовой политики и правосудия рекомендовал принять его за основу и в целом.

Еще больше вопросов у общества вообще к судебной реформе. Результаты ее говорят скорее о контроле президента над судебным сообществом, чем о реальной реформе. За фасадом дизайнерских и административных изменений притаились многочисленные нарушения и злоупотребления реформаторов. Об этом заявляли не представители “пятой колонны”, которых хлебом не корми, а дай очернить достижения постмайданной власти. Проевропейский и майданный политик Николай Катеринчук заявил, что конкурсы форматировались под нужных кандидатов, а обновленный Верховный суд на 80% состоит из старых кадров.

“Законы о создании Высшего антикоррупционного суда были приняты под давлением международных финансовых доноров. АКС по факту не создан до сих пор и в лучшем случае будет создан в следующем году. В судах более 40% вакансий, так что 5 тыс. судей находятся в подвешенном состоянии. Суды завалены делами, которых некому рассматривать в установленные законом сроки, — написал Николай Катеринчук о промежуточных результатах судебной реформы. —  Ну и вишенка на торте: общество, ради которого должна происходить эта реформа и которое должно было почувствовать изменения, не доверяет украинским судам. 78,5% не доверяют, 12,3% — доверяют, 9,2% — затруднились ответить”.

Кадры решают все

Назначения на ключевые посты в государстве всегда согласуются с президентом Порошенко. Учитывая короткую “скамейку запасных” в команде Банковой, глава государства предпочитает иметь дело с лично преданными или обязанными друзьями или, во всяком случае, связанными долгим сотрудничеством с гарантом.

Борис Ложкин, который в первое время возглавлял Администрацию президента. Кум Порошенко генеральный прокурор Юрий Луценко, рази назначения которого даже изменили законодательство, позволив звнять этот пост человеку без юридического образования. Председатель фракции БПП в Верховной Раде Артур Герасимов, который дружит с президентом уже 19 лет, и зампред фракции Игорь Кононенко, приятельствующий с Порошенко еще с армии. Близкий к Петру Порошенко нардеп Березенко, коммуницирующий с фракциями “Воля народа”, “Оппозиционный блок” и “Возрождение”. Премьер Гройсман, глава СБУ Грицак, министр обороны Степан Полторак. Все эти высшие чиновники так или иначе связаны с президентом и занимают свои должности не в последнюю очередь из-за “близости к телу” гаранта.

“Достаточно посмотреть на кадровые назначения, которые исходят с улицы Банковой, чтобы понять критерий кадровой политики Порошенко. Это принцип персональной комфортности и личной преданности . Если говорить по ключевым должностям, то, естественно, формируется система “кумовства” во власти. Мы это можем наблюдать по главе СБУ, по Генеральному прокурору, — заявил “Вестям” политолог Андрей Золотарев. — К европейским стандартам это не имеет никакого отношения. Это, скорее, феодальная модель нежели европейская и демократическая”.

Такая кадровая политика позволяет президенту вмешиваться в работу государства, переступая границы описанных в Конституции прав главы государства. В то же время, Банковой недостаточно того, что ключевые позиции заняли члены коалиции и “11 друзей” Петра Алексеевича. За высшие должности в новых правоохранительных и антикоррупционных ведомствах люди президента сражаются как львы со своими конкурентами-партнерами по коалиции. “Вести” сообщали о противостоянии вокруг кресла главы Государственного бюро расследований, за контроль над которым воюют люди Авакова и люди Порошенко. Таким образом, в администрации президента намереваются в будущем контролировать украинский аналог американского ФБР — ведомства с поистине огромными полномочиями. На случай смены власти и ухода команды Порошенко от управления страной влияние на высших руководителей ГБР будет как нельзя кстати.

“Кроме Авакова, практически везде расставлены люди Порошенко: Глава СБУ,  Генпрокурор, министр обороны, — утверждает политолог Кирилл Молчанов. —  Желание укрепится, непосредственно выстроив свою вертикаль власти, сформировалась несмотря на Конституцию, в которой сказано, что у нас парламентско — президентская страна”.

Как все это удается президенту в парламентско-президентской республике? Несмотря на то, что коалиция трещит по швам, а ближе к выборам противоречия между БПП и “Народным фронтом” усиливаются, в Верховной Раде все равно хватает голосов, чтобы принять нужные власти законы.

“В случае, если в Раде нужны голоса для определенного законопроекта, в ход идут многие методы. Это и работа с мажоритарщиками, которые всегда заинтересованы в сотрудничестве с властью, и переговоры в формате “ты мне — я тебе”, и получение нужных голосов после согласования на уровне финансово-промышленных групп, от которых зависит тот или иной депутат”, — считает политолог Петр Олещук.

Порошенко удалось подчинить себе оппозицию. По крайней мере, значимую ее часть. А остатки — маргинализировать. А утрата союзниками по коалиции рейтингов у избирателей, делают их крайне сговорчивыми. Ведь отказ поддержать Порошенко в парламенте мог привести к отставке правителства и роспуску Рады. А на досрочных выборах “Народный фронт”, да и “Самопомощь” рисковали получить отвратительные результаты. Сейчас ситуация для них временно улучшилась — в преддверии очередных выборов, роспуск парламента им не грозит. Но им от этого не легче. Им не до борьбы с президентом, им бы обеспечить свою осеннюю кампанию.

Пропагандируй меня полностью

Сейчас, в канун президентских выборов, политтехнологи президента реализуют несколько тезисов пропаганды и это не только “Армовира” или “Порошенко это Европа”. На канале “Прямой” ведущие политических ток-шоу каждые полчаса повторяют, что президент не несет ответственности за социально-экономическое положение в стране, равно как и за коррупцию. Во всех бедах пропагандисты винят правительство, чиновников и народных депутатов. Для неискушенных зрителей вся эта галиматья может выглядеть логичной. Для остальных подобное утверждение отдает лукавством. Как мы писали выше, президент Порошенко раздает указания не только министрам, но и главе правительства, который является ставленником Банковой, хоть и демонстрирует независимость, не переходя границы, установленные Порошенко. Для “порохоботской” фермы Банковой месседжи топовых провластных СМИ — сигнал для тиражирования всего этого в соцсетях, а также атак на конкурентов президента — в первую очередь Тимошенко, Гриценко и Зеленского. В этой связи нельзя обойти вниманием законодательные инициативы БПП и “Народного фронта”, касающиеся контроля над медиа. Речь, в том числе, о законопроекте, который позволит блокировать сайты без решения суда.

Не исключено, что непосредственно перед выборами такая палочка-выручалочка будет Петру Порошенко очень кстати. Если говорить о непосредственной практике давления на свободу слова, то ультраправые радикалы справляются с этой задачей лучше и быстрее — блокировки канала Евгения Мураева, нападение на “Вести”, слежка за журналистами “Страны.ua”, давление на Newsone, Интер и 112 — все это делается руками так называемых патриотических актиистов.

В условиях лояльности судебной системы, “прикрытия” со стороны друзей-высших чиновников, стреноженной оппозиции, под оглушительную пропаганду и давление на оппозиционные медиа шансы Петра Порошенко на победу в президентских выборах 2019 года выглядят не такими уж иллюзорными. Без официальных диктаторских полномочий, президенту удалось подчинить себе государство и обезопасить себя от атак оппозиционеров. Вполне возможно, что бывший президент Украины Виктор Янукович втайне завидует Петру Порошенко и спрашивает себя: “А что, так можно было?”

Источник


Оставить ответ

Вы можете использовать эти HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>