«Сказали: служите, где хотите». Как на самом деле приходы «переходят» в ПЦУ

Рада приняла закон о переходе и регистрации религиозных общин почти полмесяца назад. И его не зря назвали «законом о церковном рейдерстве»: по всей стране вспыхнули очаги столкновений между верующими. Пока что ситуация не вышла из-под контроля, однако в ближайшем будущем возможны эксцессы.

Брат пошел против сестры

В УПЦ отмечают крайне низкий процент переходов. В обращении к Грузинскому патриархату настоятель Зверинецкого монастыря Киева схиархимандрит Иов (Грищенко) указал, что в ПЦУ перешли всего 0,2% священников УПЦ. Тем не менее конфликтные ситуации вспыхивают по всей стране. В выходные страсти кипели в селе Перегоновка Кировоградской области — это вотчина экс-нардепа от БЮТ Виктора Лозинского.

На сайте ПЦУ появилось сообщение о «присоединении» местной общины УПЦ. Но в Кировоградской епархии УПЦ все опровергли, показав видеообращение от верующих, на котором те голосуют за верность митрополиту Онуфрию.

«Ситуация сложная — священник УПЦ не хочет присоединяться. У него остается верная община из примерно 60 человек, — сказал «Вестям» сельский голова Перегоновки Владимир Козак. — При этом община, голосовавшая за присоединение к ПЦУ, составила около 160 человек. Мне, правда, сложно сказать, все ли эти люди являются прихожанами церкви, но это — община села».

Больше всего «горячих точек» на Волыни. Только за последние пару недель активисты местных общин и партий провели с десяток собраний, связанных с переходом общин в ПЦУ, — это городок Берестечко, села Скобелка, Броница, Ничогивка. Тут, как и в Кировограде, Волынская епархия ПЦУ поспешила объявить о переходе в их подчинение парафий. И в селе Ничогивка конфликт привел к силовому противостоянию. Более сотни человек сначала обступили настоятеля местного храма отца Тарасия Берника, потом стали обыскивать его, пытаясь заполучить ключи от здания.

Бюрократия вместо титушек – подводные камни закона о церковном рейдерстве, который приняла Рада

При этом, по словам собеседников «Вестей», их поддерживал декан УПЦ КП Андрей Закидальский и сельский голова. «Увы, пролилась кровь — конфликт случился между родными братом и сестрой, — написал в «Фейсбуке» спикер Волынской епархии УПЦ Олег Точинский. — Брат поддерживал УПЦ КП, сестра — УПЦ. Как следствие, брат поднял руку на сестру и разбил ей нос».

«Вода наша, а не ваша»

Показательна ситуация в поселке Браилов (Винницкая обл.) — прямо в момент освящения воды на Крещение местный глава поселкового совета Валерий Резедент устроил «вечеринку» местной общине УПЦ. «Не дожидаясь окончания молебна, начал совершать хулиганские действия в отношении священника УПЦ Михаила Стеця, выкрикивать в микрофон, что никто его не приглашал, обзывать его «московским попом», — говорится на сайте Винницкой епархии УПЦ. — После появился у второго водоема. Его сопровождал священник ПЦУ Сергий из Жмеринки».

По свидетельствам очевидцев, оба стали выкрикивать: «Вода наша, а не ваша». «Голова выставил колонки, стал разгонять громкой музыкой весь молебен. Мы, вроде, и не против Томоса, но методы, которыми действуют власти, нечеловечные — этого мы принять не можем, — рассказал «Вестям» глава общественной организации «Граждане Браилова» Николай Трепака. — Тут понимают, что все происходящее имеет отношение к выборам — и ни женский монастырь, ни церкви в Браилове пока никуда не переходят».

Кстати, несмотря на это, два Браиловских храма — апостолов Петра и Павла, а также апостола Иоанна Богослова — уже числятся в Жмеринском благочинии на официальном сайте Винницкой епархии ПЦУ. На сайте Браиловского горсовета объявлено проведение круглого стола 30 января между духовенством, местной властью и гражданским «активом»: именно там решится конфессиональная принадлежность храмов, которые есть в населенном пункте.

В ПЦУ придумали, как отобрать Киево-Печерскую Лавру

Храмы «служебные»

Отдельный вопрос — «ведомственные» храмы, которые находятся на территории тюрем и военных частей. Еще в октябре 2018-го в Анастасиевском храме при Бучанской исправительной колонии №85 (Киев) произошел конфликт между священниками УПЦ и УПЦ КП, которые попытались «проникнуть» в храм.

«Узнав, что это клирики УПЦ КП, община тюремного храма стала на его защиту», — отмечает информационно-просветительский отдел УПЦ. С тех пор, по данным «Вестей», храм остается в ведении УПЦ.

А вот в Одессе из храма Кирилла и Мефодия УПЦ, находящегося на территории Военной академии, «попросили» его настоятеля протоиерея Сергея Дмитриева. Сам священник рассказал, что настоятелем храма был с 2002 года, полностью его восстановил.

«Он был в рабочем состоянии, велись уставные службы. А в 2018-м началось изменение отношения к церкви, православию. 14 августа на территорию не пустили духовенство и верующих, после этого не пускали уже никого, кроме меня. Потом перестали пускать уже и меня». По словам отца Сергия, сейчас с храма сняли табличку о его принадлежности к УПЦ, вместо нее повесили указатель «место для удовлетворения религиозных потребностей».

Свое видение ситуации «Вестям» описал его полный «тезка», священник Сергей Дмитриев из ПЦУ. «Он пришел в этот храм еще при Януковиче, когда такие вопросы решались буквально по звонку. Однако с началом событий на востоке ситуация изменилась: военные перестали ходить в храм УПЦ, кроме того, туда перестали пускать людей с улицы — все-таки это военный объект, — сказал «Вестям» Сергей Дмитриев. — Более того, отец Сергий едва ли не епархию там создал — вот ему и сократили, условно, контракт».

«Служите, где хотите»

Протоиерей Олег Точинский рассказывает, что на Волыни (как и, в принципе, по стране) для перехода в ПЦУ используют один и тот же сценарий. «В селе создают инициативную группу. Чаще всего это бюджетники — учителя, сотрудники исполкомов и т. п. Они идут по селу с опросом: «вы за какую церковь — украинскую или российскую?» Даже наши верующие на такой вопрос ответить не готовы, ведь он манипулятивен, и не каждый сможет грамотно сказать, что, мол, «российской» церкви в Украине не существует», — сказал «Вестям» Точинский.

По его словам, в разных населенных пунктах манипуляция выглядит по-разному: кое-где опрашивают всех без разбору, в итоге подписи «за ПЦУ» ставят даже представители протестантских церквей. «Им говорят: мол, подписывайтесь, вы ведь все равно ничего не теряете, — отметил Точинский. — Также свои подписи ставят несовершеннолетние».

Затем участники «инициативной группы» идут к главе села или ОТГ, подают списки и назначают собрание по «переходу прихода». Однако по уставу УПЦ в таком собрании должны участвовать члены общины. И собрание будет нелегитимно, если оно не проходит по инициативе приходского совета (и настоятеля, который и руководит общиной).

«На Волыни было всего два случая, когда священники УПЦ провели переход в ПЦУ по всем правилам. И в обоих случаях УПЦ признает эти переходы», — говорит Точинский.

Юридически грамотным вариантом было бы введение общинами УПЦ фиксированного членства. Однако, по данным «Вестей», в ОГА блокируют такую активность УПЦ.

Примечательно, что в том же законе о церковном «рейдерстве», упростившем переход приходов (№4128), содержится норма о том, что община, теряющая приход, может все равно сослужить в приходском храме, договорившись с настоятелем-конкурентом. И в случае с храмом в Кировоградской области местное руководство видит вероятное решение проблемы в поочередном служении священников от УПЦ и ПЦУ.

Пять главных вопросов о ПЦУ: что будет с обрядами и храмами

«Нельзя ломать волю людей через колено. Если это примирит обе стороны, то это достойное решение», — сказал «Вестям» Владимир Козак. Но в большинстве «горячих точек» местное духовенство и руководство населенных пунктов препятствуют применению такого решения. По словам Точинского, еще ни в одном населенном пункте духовенство ПЦУ не пошло навстречу: «Мол, нечего выдумывать, тут делиться никто не будет — мы объединились, а вы служите где хотите», — поясняет Точинский. — Нашим священникам позволяют забрать из храмов только их личные вещи. Они в итоге оборудуют молельные комнаты у себя дома и приглашают паству туда».

«Ищите золото у Филарета»

Проверка наличия историко-культурных ценностей в Киево-Печерской Лавре, начатая в ноябре и установившая отсутствие восьми икон, деревянной чаши и креста, была не случайной и носила политический характер. По данным «Вестей», помимо УПЦ, в начале 90-х культурные ценности государство передавало и другим деноминациям.

«В частности, иудеям — однако им проверок никто не учиняет», — сказал нам собеседник в церковных кругах. По его сведениям, документы о приеме культурных ценностей подписывал патриарх Филарет, в тот момент — митрополит Киевский и всея Украины, глава УПЦ.

«Есть данные, что, уходя из УПЦ, он вывез из Лавры большое количество золотых предметов, икон. Среди них могли быть и предметы, которые передавало УПЦ государство. Всего три ведра золота, — сказал наш собеседник. — Поэтому я рекомендовал бы искать пропажу где-нибудь на Пушкинской, 36 (резиденция бывшего патриарха УПЦ КП Филарета. — Авт.)».

Источник


Оставить ответ

Вы можете использовать эти HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>