Тодуров о скандале с «коррупционными доходами»: «С женой я развожусь, а квартиру ей подарили родственники»

На днях в сети появилось скандальное расследование против кардиохирурга Бориса Тодурова, недавно переизбранного директором Киевского института сердца. Речь в программе “Нашi грошi” идет о том, что Борис Тодуров, якобы заработал колоссальные суммы на коррупционных схемах госзакупок. По сведениям программы, на деньги Тодурова куплена недвижимость на сумму около полумиллиона долларов. В свою очередь, сам руководитель Института сердца, уверяет, что это провокация, которую устроили против него, чтобы не продлевать контракт на должность директора института. “Вести” пообщались с врачом и профессором Борисом Тодуровым и попросили его прокомментировать обвинения, которые прозвучали в СМИ.

— Борис Михайлович, что вы думаете по поводу обвинений, которые прозвучали  на телевидении? О том, например, что вы закупаете на тендерах шовный материал и препараты и стенты, несмотря на то, что Минздрав поставляет все эти вещи бесплатно кардиологическим учреждениям.

— Нет, Минздрав не поставляет. У нас есть заключение Счетной палаты, которая проверяла нашу клинику в прошлом году. За 2018 год они сделали заключение, что мы профинансированы МОЗ только на 30%.

— А остальные 70%, это что за деньги?

— А это деньги, за которые сами пациенты покупают расходные материалы.

— Выходит, что пациент, который обвиняет институт в завышенной стоимости операции, прав? Он сам вынужден был оплачивать лечение?

— Я подозреваю, что пациент тоже может быть подставной, потому что я не помню такого пациента, я не знаю, кто это. Может быть, его кто-то другой оперировал. В любом случае нас Минздрав финансирует только на 30%.

За вмешательство в работу суда против Супрун начнут уголовное производство

А как вы можете объяснить закупку институтом сердца стентов, которые Минздрав покупает по госпрограмме? По крайней мере, МОЗ рапортует, что их закупили в достаточном количестве для всех пациентов.

— То, что купил Минздрав — это стенты металлические, они не покрыты лекарством, они зарастают. Если поставить в коронарную артерию такой стент, то максимум через полгода у пациента будет стеноз. Ему понадобиться большая серьезная операция. Поэтому больные отказываются от этих стентов. Они не хотят ставить бесплатный стент, после которого через несколько месяцев придется ложиться под скальпель. Стенты Минздрава рассчитаны только на острый инфаркт, когда привезли человека и когда хоть как-то надо его спасти. И дать на время облегчение и не дать умереть.

— Выходит, это МОЗ закупает некачественный продукт?

— Я не могу сказать, что он некачественный. Просто они используются только по очень узкому кругу людей. Может, процентов 20 пациентов нуждается в таких стентах, все остальные нуждаются в лекарственных, а таких стентов МОЗ не закупил. Помимо этого, Минздрав не закупил наборов для коронарографии, баллонов низкого и высокого давления, не закупил направляющих и проводов для проведения этих манипуляций, не закупил всего того, что входит в комплекс лечения и стентирования, они только купили стенты.

Для того, чтобы поставить стент, больного нужно обработать пунктировать артерию, обложить стерильным бельем, поставить капельницу, в капельницу поставить какие-то медикаменты, больного нужно немного усыпить, чтобы он не волновался и не было высокого давления, в конце концов нужно этот стент туда доставить, нужно сделать диагностическую процедуру. Наборов для коронарографи Минздрав тоже не закупил, даже для диагностики. Для того чтобы поставить стент, нужно же сделать диагностическую процедуру. Один набор для этого стоит около 2 тысяч гривен. А после стентирования больному нужно полежать еще и получить свои препараты, для того чтобы выйти из инфаркта. Все это манипуляция и вранье “мы закупили стенты, и вы должны все сделать бесплатно”. Извините, дайте больному стент, может, он сам себе его поставит? Сейчас по всем областям лежат тысячи стентов закупленных, потому что закуплено этих непокрытых больше 20 тысяч,  а потребности в таком количестве просто нет.

Корь и грипп «закрыли» во Львове еще более 20 школ

— Думаете, на закупках непокрытых стентов кто-то может зарабатывать?

— Есть два человека, Линчевский (Александр, замминистра здравохранения — “Вести”)  и Соколов (Максим, эксперт Минздрава). Профессор Соколов — друг Линчевского, с которым они пьют чай каждый день. Это их бизнес, они вместо того, чтобы купить весь комплект, который мы заказываем, купили только один вид стентов, самый дешевый. Купили дешевле, чем раньше покупалось, но и в этом нет их заслуги. Как только начали выпускать стенты Индия, Китай, Польша, даже Россия, стенты подешевели во всем мире на порядок. То, что стоило два года назад 1 тысячу долларов, сейчас 500 долларов, по мере того как стенты начинают выпускать разные страны и разные компании, монополия разрушается и они дешевеют.

— Важный вопрос и ваше имущество. Журналисты показали, что вы и члены вашей семьи владеете огромным количеством, в том числе и элитной недвижимости в Киеве. Что можете сказать об этом? Действительно, владеете квартирами и домами на полмиллиона долларов?

— Открою вам большой секрет: я в процессе развода со своей женой. Уже год не живу с ней. И это ее квартира. Все имущество, которое у меня есть,я задекларировано. У меня на каждую копейку, которая лежит на счету и на каждый мой метр квадратный площади есть честно заработанные законным путем деньги и уплачены налоги. И мои налоги, и мои деньги, и мое имущество проверяют каждый год, и не разу не нашли никаких несоответствий. В конце прошлого года, в начале этого, я проходил спецпроверку, как кандидат на должность директора института сердца. В нее были включены: СБУ, НАЗК, Министерство юстиции, полиция, прокуратура, в общем, там около 10 разных ведомств меня проверяли по моему имуществу. И входе трехмесячной проверки таким большим количеством структур не нашли никаких финансовых нарушений в моей декларации.

— Деятельность института тоже, наверняка, проверялась?

— А в прошлом году наш институт проверяли Госаудитслужба, и счетная палата. Поверьте мне, у нас таких проверок еще не было — каждая сидела по 3 месяца. И никто из них не нашел финансовых нарушений.

В МВФ не видят успехов Украины в борьбе с коррупцией

— У вас до сих пор не подписан контракт директора, несмотря на то, что на выборах за вас проголосовали единогласно. Подписания этого документа вы ожидали к концу недели, думаете, сюжет о ваших доходах как-то с этим связан?

— Безусловно. По закону в течение месяца после голосования после завершения спецпроверки, мне должны подписать контракт. Эта дата была – 18 января.  Но теперь мой контракт проходит согласование у заместителей министра Линчевского Более двух недель он лежит у него на столе и он его не подписывает. И за это время, за эти две недели нас атаковали различные журналисты, в том числе и «Наші гроші», все время пытались задавать мне какие-то провокационные вопросы.

— Думаете, это “вброс” против вас?

— Я по своей инсайдерской информации узнал, что за эту публикацию заплачены большие деньги. Счет идет на десятки тысяч долларов, чтоб вы понимали. Меня  предупредили о том, что выйдет программа, где меня будут поливать дерьмом. За это уже проплачено. Судя по тому, как быстро эту информацию разослали по сайтам, по моим скромным подсчетам, в мой антипиар вложены огромные деньги. Откуда у этих людей эти деньги? — Вот о чем нужно спросить. Не гранты ли это, которые были даны Мировым банком для развития медицины Украины. Я не боюсь обсуждать свои квартиры, дома. У меня есть документы, где я эти деньги заработал. Я не собираюсь отчитываться публике, об этом, но это законно заработанные деньги. С них уплачены все налоги, и я не боюсь их декларировать.

Медицина будущего: как лечат в мире

— Есть ли у вас какая-то бизнес активность, кроме вашей деятельности как врача?

— Я не имею права официально вести бизнес. Не могу быть владельцем бизнес-предприятий и так далее. Но у меня, после смерти родителей моих и родителей моей жены остались несколько квартир, которые мы продали. Еще в 1990-е годы, были куплены несколько участков земли, которые через 7-10 лет мы продали довольно дорого. Один из них вырос в цене в 20 раз. Я его продал и у меня появилась первая крупная сумма денег, на которую я смог построить себе дом, купить машину. Я не боюсь того, что ко мне завтра придут и спросят «откуда?». У меня есть объяснение. У меня есть несколько проданных квартир. Я строил квартиры дешево, потом продавал дороже. Но все это — не есть бизнес, это собственность, которую я купил, а потом продал. И в этом нет ничего незаконного, я имел право это сделать.

— Кто должен подписать ваш контракт? Это лично Супрун должна сделать?

— Контракт подписывает госсекретарь Артем Янчук. Но для того, чтобы он подписал нужно согласование еще Линчевского. Все другие уже согласовали, а он встал в позу «не хочу и не буду». Это выглядит мерзко, подло.

— А основание какое?

— Он не любит Тодурова.

— Должны быть юридические поводы? Вы ведь иначе можете обратиться в суд.

— Нет аргументов у этого человека. Я уже думаю об этом. Вот еще если на следующей неделе это не будет подписан контракт, дальше будет судебное разбирательство.

Источник


Оставить ответ

Вы можете использовать эти HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>