Жить по-новому – чем обернется военное положение в политике и экономике

Заседание Совбеза началось в 00:05 в ночь на понедельник, сразу после созыва президентом Военного кабинета. Объявляя повестку СНБО, его секретарь Александр Турчинов в двух фразах обозначил главные тезисы: во-первых, конфликт в Азовском море – «акт военной агрессии». Близкие к АП спикеры развили тезис: это значит, что то, что еще вчера было «гибридными» действиями, стало явной кампанией – и значит требует более жестких решений. Во-вторых, СНБО рассмотрит возможность введения военного положения. Каковы политические последствия такого шага, изучили «Вести».

Что в указе о «положении»

Президентский указ о введении военного положения появился днем в понедельник на сайте главы государства. В нем идет речь о введении с 14:00 26 ноября до того же времени 25 января военного положения – «особого правового режима», создающего условия для отражения «вооруженной агрессии и обеспечения нацбезопасности, устранения угроз независимости, суверенитету и территориальной целостности Украины». МИД получил указание обратиться к странам-гарантам в рамках Будапештского меморандума, инициировать созыв заседаний Совбеза ООН, Совета ОБСЕ, организовать консультации президента и главы МИД с лидерами «союзнических и партнерских государств». Стоит отметить, что эти поручения были выполнены задолго до обнародования текста – Нормандская четверка собралась в Берлине для обсуждения ситуации. С заявлениями, осуждающими действия РФ, выступили Канада, Чехия, Финляндия. А реакция мировых центров влияния последовала сразу после завершения заседания СНБО. ЕС в лице главы дипломатии Федерики Могерини призвал всех действовать «максимально сдержанно» (к РФ последовала сентенция о необходимости восстановить свободу прохода по Керченскому проливу), а также НАТО (спикер Альянса Оана Лунгеску сообщила о поддержке целостности Украины, призвав стороны к деэскалации).

Генштаб получил указание обеспечить противовоздушную оборону и разработать план привлечения военнослужащих и правоохранителей. МВД и СБУ – приказ принять немедленные меры по обеспечению общественного порядка, охраны объектов критической инфраструктуры и диппредставительств.

Что это было? Как ошибки россиян и украинцев в Керченском проливе спровоцировали военное положение

Прямо на заседании Совбеза глава Нацполиции Сергей Князев пообещал обеспечить реализацию этого пункта – корреспондент «Вестей» с ночи заметил в Киеве усиленные патрули Нацполиции, а днем в понедельник сотрудникам раздали удлиненные автоматы Калашникова. «Также из Винницы в Киев выдвинули сотрудников Нацгвардии, чтобы наводили порядок», – сказал наш собеседник, знакомый с ситуацией. Арсен Аваков сообщил о переведении подразделений на усиленный вариант несения службы.

К посольству РФ, где в ночь на понедельник собрался митинг небезразличных граждан и радикальных организаций (в т.ч. С14), хотя Нацгвардия не успела. В итоге там сгорел автомобиль на дипломатических номерах. После этого здание было оцеплено силами Нацгвардии и полиции. Одновременно на заседании СНБО глава Госпогранслужбы Петр Цигикал рапортовал об усилении мер безопасности, в т.ч. на границах с РФ и Крымом, и ограничении въезда в Украину «отдельных граждан России».

Кликните по изображению для увеличения

Кого и как мобилизуют

В указе президента содержится указание Генштабу, важное для резервистов, военнообязанных (т.е. граждан, просто имеющих военный билет и стоящих на учете в военкоматах) и солдат-отпускников – «предусмотреть меры частичной мобилизации, организовать и провести учебные сборы с резервистами оперативного резерва в необходимых объемах». О чем речь?

Еще во время заседания СНБО президент заявил, что решение о введении военного положения «не предусматривает немедленной мобилизации, но будет проведена работа с резервом первой очереди». По словам военных экспертов, речь об опытных военнослужащих, воевавших в АТО: это резерв органов управления, воинских частей, подразделений ВСУ, других формирований, частей спецназа, Госспецтрансслужбы, Госспецсвязи и т.п.

«В первой волне будет тот мобилизационный резерв, который создали еще во время первой-третьей волн мобилизации: люди, прошедшие зону боевых действий, – пояснил «Вестям» военный эксперт Олег Жданов. – В эту волну войдут военно-учетные специальности, влияющие на боеготовность: если человек – снайпер, или оператор-наводчик, механик-водитель – его также могут включить в первую волну». Во вторую волну будут призывать уже по возрасту – его определят дополнительно. «Это будут решать органы Генштаба, которые занимаются вопросами мобилизации. А исходить будут из сложившихся потребностей», – уточнил «Вестям» бывший военный прокурор Анатолий Маркевич.

Важный вопрос – надо ли ждать повесток, или лучше приходить на мобилизационные пункты самостоятельно? Военные эксперты уточняют: пока всеобщая мобилизация не объявлена. «Если это случится, до населения при помощи СМИ будет донесена необходимость явиться на пункты сбора, не дожидаясь повесток (хоть они все равно придут). Это, кстати, вовсе не означает, что человек поедет служить – его могут отправить домой дожидаться, – говорит Жданов. – Если же речь о «первой линии», и повестка вручена под роспись – тогда явиться необходимо». Тот, кто не явится по повестке, будет считаться уклонистом, – напоминают эксперты. «Хоть, судя по указу президента, никаких военных шагов сделано не будет. Мобилизация не предусматривается. А распоряжение накрыть воздушным щитом территорию – а что, она и так не накрыта? – задается вопросом нардеп от «Батькивщины» Игорь Луценко. – Кто боялся войны, можете расслабиться: главный бизнесмен не собирается идти в наступление. В 14-м году у нас было фактическое состояние войны без юридического. Теперь будет юридическое без фактического».

Что с долларом и банками

Экономика страны тут же отреагировала на введение военного положения. За первый час безналичных торгов курс доллара взлетел сразу на 20 коп. — до 27,95 грн/$, а на пике достигал 27,98 грн/$. В обменниках во второй половине дня котировки выросли почти на 1 грн — до 28,7 грн/$. «На наличном рынке правят спекулянты», — развел руками в беседе с нами директор казначейства Банка Кредит Днепр Олег Куринной.

При этом чиновники пытались всех успокоить. Председатель Нацбанка Яков Смолий, присутствовавший на заседании СНБО, заявил, что никаких специальных графиков и режимов работы для банковской системы регулятор вводить не станет.

А в понедельник утром сорока крупнейшим банкам страны ведомство разослало телеграммы: пригласили руководителей финучреждений прибыть на ул. Институтскую для проведения экстренного совещания. Однако и на нем чиновники больше успокаивали банкиров, заверяя в способности НБУ погасить любую панику.

«Смолий призвал банки по максимуму наполнить наличными кассы и банкоматы, чтобы не допустить слухов и паники. И сообщил, что никаких ограничений на объемы операций НБУ вводить не планирует. А чтобы окончательно развеять любые сомнения, дал распоряжение подписать типовые договоры со всеми банками на предоставление стабкредитов. Рефинансирование сейчас давать не будут, но документы хотят подготовить, чтобы иметь возможность реагировать мгновенно», — рассказал нам источник, знакомый с ходом совещания.

Разделяют точку зрения чиновников и финансисты. Прежде всего, говорят они, подмогу банковской системе оказывают новые депозитные правила, запрещающие людям забирать вклады раньше окончания срока договора.

«В 2008 и 2014 году ситуация с ликвидностью была катастрофической, а НБУ был вынужден вводить ограничения на снятие вкладов. Сейчас в них нет нужды — большая часть пассивов физлиц лежит на срочных депозитных счетах. По данным самого Нацбанка, 42% всех обязательств банков сформированы средствами частных клиентов. Из них 65% — срочные вклады», — подсчитал финансовый аналитик Василий Невмержицкий.

В НБУ рассказали, как будет работать банковская система в случае введения военного положения

Впрочем, и оставшихся 35% средств до востребования может хватить, чтобы вызвать кризисные явления в банковском секторе. Ведь в абсолютных цифрах речь идет о почти 180 млрд грн. И если сколько-нибудь значительная часть людей пойдет снимать их в банкоматах и кассах финучреждений, то без помощи НБУ справиться с ажиотажем финансистам будет сложно.

Экономист Александр Охрименко считает, что риск девальвации гривны существенный. «Мы ведь помним 2014 год. Кроме того, есть риск, что западные инвесторы будут выводить свои активы, — в мире есть прописанное правило, что из стран, где проводятся военные действия либо есть их риск, нужно уходить», — говорит он.

Даст ли денег МВФ?

Введение в Украине военного положения может отсрочить решение МВФ о выделении нашей стране нового транша, полагает руководитель аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий. «Никаких формальных ограничений по кредитованию Международного валютного фонда от введения военного положения не возникает. Но, очевидно, есть риск того, что МВФ может отложить вопрос до прояснения ситуации, как это уже было весной 2017 года из-за введения экономической блокады оккупированных территорий», — отметил он.

Эксперты хором уверяют: военное положение не выльется в полный отказ Международного валютного фонда от Украины. Финансовый аналитик группы ICU Михаил Демкив напомнил, что еще в 2014 году глава представительства МВФ в Киеве Жером Ваше заявлял, что военные причины не могут быть препятствием для Фонда.

На чем точно скажутся военно-политические решения украинской власти — это на стоимости наших внешних долгов. Первая реакция уже есть. «Международные облигации Украины существенно потеряли на прошлой неделе. А в понедельник на Варшавской и Лондонской биржах акции украинских предприятий начали торговаться как минимум на 2% ниже закрытия пятницы», — рассказал Александр Паращий.

Может ли возникнуть дефицит товаров?

Уже заговорили о рисках, связанных с топливом. Россия может ограничить поставки нефтепродуктов — по крайней мере, этого опасаются наши заправщики. «Запасов у украинских заправщиков немного. Распределяют их в зависимости от вида топлива. Например, дизеля (именно его чаще всего используют военные) закладывают примерно на 70 дней. Бывают сложности с его ж/д поставками из-за дефицита цистерн. Но больше всего настораживает возможное введение санкций в отношении украинских импортеров со стороны России», — сказал нам совладелец сети АЗС KLO Игорь Чернявский.

В Государственном агентстве резерва Украины заверили, что в случае прекращения поставок к нам российского ресурса, по распоряжению Кабмина, они могут подключить топливные резервы. Их объем — секретная информация, но, как рассказали нам в Госрезерве, хранятся они на пяти нефтекомбинатах и топлива хватит на много лет. «По распоряжению Кабмина, мы на безоплатной основе можем предоставить необходимое количество нефтепродуктов на нужды армии или для заправок. Основная проблема — бюрократия. На прохождение всех документов может потребоваться до несколько месяцев. Чтобы решить эту проблему, мы подготовили соответствующий законопроект, который позволит при чрезвычайной ситуации уложиться в несколько дней», — рассказали нам в Госрезерве.

Главные политические вопросы о военном положении, ответов на которые не требуется

Ретейл тоже начинает готовиться к вероятному росту спроса на продукты. По словам экспертов, для уменьшения последствий ажиотажа торговые сети могут увеличить запасы. «Наиболее высока вероятность ажиотажного спроса на муку и крупы, цены на которые и без того начали расти. Оборотных средств у торговых сетей недостаточно, чтобы «подстраховаться полностью» в случае ажиотажа. Пока большинство сетей заняли выжидательную позицию. Принимать решение о пополнении запасов будут 27 ноября», — сказал нам председатель Ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко. Он напомнил, что предыдущая волна продуктового ажиотажа охватила Украину в феврале 2014 года. Тогда за два-три дня в некоторых магазинах размели месячные запасы муки, крупы, макарон, сахара, консервов.

Повод не платить?

При этом многие компании и простые украинцы могут использовать военное положение в качестве основания не выполнять обязательства по договорам. Однако, уверяют юристы, далеко не в каждом случае такая отсылка будет принята судом как действительно веское основание не платить контрагенту или выполнять работы. Это же касается и неплатежей по кредитам.

«Все зависит от того, какие конкретные меры будут предприняты органами исполнительной власти и законодателем. Если, к примеру, они заморозят банковские счета, введут ограничения на расчеты или запретят поставки товаров в определенные регионы, то у сторон договора может возникнуть право обратиться в Торгово-промышленную палату и получить свидетельство о наступлении форс-мажорных обстоятельств. В таком случае, ссылаясь на соответствующий пункт договора, можно не выполнять обязательства», — рассказал нам старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

В противном случае, добавил он, отказ выполнять работы, оплачивать контракты, погашать кредиты и платить за коммунальные услуги лишь на основании введения в стране военного положения может обернуться серьезными неприятностями.

«Юридически ссылки на военное положение без подтверждающих документов о том, как именно оно повлияло на возможность выполнять обязательства, будут признаны ничтожными. И в дальнейшем суды смогут взыскивать с таких контрагентов недополученную прибыль, ущерб, а также штрафные санкции, предусмотренные договорами. Само военное положение здесь никак не поможет», — резюмировал Кравец.

Источник


Оставить ответ

Вы можете использовать эти HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>